Чудо юдо игры

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Энциклопедия БОЛЬШАЯ РОССИЙСКАЯ КУЛИНАРИЯ, национальные


игры юдо чудо

2017-10-23 09:48 Ваша книжная полка В конце каждой сказки есть ссылка, которая позволяет поставить книжку Рассказ Носова Затейники Затейники читать Мы с Валей затейники Мы всегда затеваем какие




Смерть забирает самых лучших, поэтому вряд ли я вообще когда-нибудь подохну.


Это раньше все мы были твари Божьи, а сейчас чаще попадаются просто твари.






Привет, немытая Россия, страна торговцев и воров, страна бомжей, увязжих в гнили, страна продажных мусоров. Страна костюмов от Диора и провонявших кирзачей. Страна, в которой очень скоро не будет доменных печей. Страна, где многое прогнило, и где давно, спокон веков, семь футов под трухлявым килем пугают бездной моряков. Здесь в доску пьяный камикадзе несется на стальном коне. И как такого не бояться ? Бывает страшно даже мне. Страна бандитов и подонков, край сутенеров и блядей. А мужики все хлещут водку и ловят в воздухе чертей. Ученые и офицеры, крестьяне и рабочий люд - здесь в водке все не знают меры, в России все сословья пьют. Но в оправданье пьянства, братья, хочу сказать вам - жизнь одна. И мы, чтоб в ней отведать счастья, теряем разум от вина. Тут алкоголик - каждый третий, а каждый пятый - наркоман. И без стыда скажу, заметьте, что отношусь я к ним и сам. К чему здоровье, долголетье, зачем же в трезвости грустить ? Под кайфом солнце ярче светит, приятно время проводить.


Цикл : истории слесаря Павла Иваныча Гайкина. Вечно я на шизу наталкиваюсь. Был вот у меня в практике еще такой случай. Пришел я как-то к попу прокладку в кран менять. Пришел, звоню в дверь. Слышу, кряхтит. Потом, видно, он перед дверью встал и, наверно, в глазок смотрит. Потом шумно так вздохнул за дверью и - открывает. - Ну, проходи, - говорит, - сын мой во Христе. Зашли. А он, значит, дверь закрыл - и встал. Стоит, молчит. И я молчу. Где санузел, я ж ведь не знаю. Помолчали так минут с пять, я и говорю: - Слышь, батюшка, кран-то где? Он опять молчит. Ну я - громче: - Папаша! Кран где? Тут он вдруг скорчил рожу и говорит: - Что ж ты, сын мой, орешь? Так и оглохнуть недолго. Я, понятно, смутился немного. А он продолжает: - А скажи мне, сын мой, крещеной ли ты? Иначе не пущу тебя к крану. Мне это даже немножко смешно стало. Как будто я сплю и вижу, как я буду ему кран чинить. Но отвечаю. - Крещеный, - говорю. - Смотри, - отвечает, - соврешь - Бог накажет. Ну пустил он меня к крану наконец. А там - сам черт ногу сломит. Все проржавело, испортилось. Короче, поставил я ему новый кран. То есть, того... хотел поставить. У этого попа-то краны белые были, а я ему черный поставить хотел - не было другого. Вдруг слышу, шум какой-то. Оглядываюсь - он стоит, крестом так помахивает. И говорит: - Ты что, - говорит, - тварь пролетарская, антихристовщину пропагандируешь, краны черные ставишь? Вот я тебя распятием-то охреначу! Снимай свой богохульский кран и проваливай к себе на завод за белым!! Я плечами пожал так, кран снял, и - к двери. Клиент всегда прав, вот ведь как. А он, значит, дверь открыл мне и каак заорет: - Изгоняю, - орет, - тебя из моей обители! Ну я и ушел. Совсем. Буду я еще шизикам разным за кранами ходить, как же.